Поймут ли наши дети Достоевского?!

Печать

 Сфера интересов современных школьников довольно узка: компьютерные игры, популярные мультики и кино, современная музыка. У девочек еще – школьные сплетни. А так хочется привить детям вкус к истинным ценностям, и научить отличать их от фальшивки, как золото отличается от бижутерии! Лучше всего для этого направить интерес ребенка к классике: классической литературе, музыке и хорошему кино. На самом деле, это очень нелегкая задача. И лучше всего не откладывать ее на подростковый возраст, а начинать с раннего детства. Все надежное, фундаментальное, стоящее и настоящее в этом мире взращивается постепенно. Подобно тому, как сначала маленький человечек смотрит, как из букв составляются слова, потом, как из слов получаются предложения, потом учится улавливать то, что написано между строк. И лишь потом постигает глубинный смысл произведения. Нас учили этому в школе. Учат ли теперь?

Помню, как наш сын первый раз прочел незнакомое слово. Мне необходимо было заехать в магазин автозапчастей. После благополучной, а может и не очень благополучной покупки, посадив ребенка на заднее сиденье, я стал садиться за руль. И сквозь свои мысли слышал:

– Ав-то-авто-за-п-автозап...

Я завелся, включил сигнал поворотника, собираясь трогаться, а сзади раздавалось:

– Автозап-час-автозапчас...

Отъезжая, я услышал слово «автозапчасти» полностью.

– Ты что, читать научился?

– Нет. Учительница пока не разрешает читать.

– А что ты только что сделал? Разве ты не прочитал название магазина?

– Я прочитал? Прочитал?! – ребенок был сильно удивлен, что он смог прочитать это слово, обрадовался и разволновался. 

Это было начало. На самом деле сын, впрочем, как и другие дети его возраста, совсем не хотел учиться читать. Куда больше ему хотелось бегать или играть в солдатиков. Да и с компьютером он был знаком с трех лет. Еще не умея читать, он уже здорово рисовал на этой штуковине. Мы как-то живо понимали, что если оставить его с компьютером наедине, то в подростковом возрасте кроме компьютерных игр его, может быть, вообще ничего не будет интересовать. Поэтому, детям было дано понять, что компьютер существует только для того, чтобы на нем работал папа. Но, иногда, если папа разрешит, можно попользоваться детям.

В то время у сына проявлялся явный интерес к военной тематике. Это и послужило отправной точкой для его привлечения к литературе. Мы понуждали его читать те книги, которые ему уже были знакомы. Дети не боятся повторений. Они просят поставить им любимую сказку, любимую песенку, запись любимого радио-спектакля или перечитать любимую книгу. Только теперь читать ему приходилось самому. Понемногу, но обязательно. Вспоминается момент, когда он, увлекшись действием, но не в силах быстро приблизиться к кульминации, потирал ручки и говорил: «Сейчас такое будет!..» Интерес пришел вместе с навыком чтения. Как только ребенок научился читать бегло, он пристрастился к этому делу настолько, что мог отказаться от других удовольствий, лишь бы успеть забежать в библиотеку.

Помню еще один случай. Утром он взял довольно толстую книгу, за полдня прочитал ее и пошел менять. Библиотекарь, узнав, что он уже прочитал, и хочет взять новую книгу, с надеждой спросила: «Ты сегодня больше не придешь?»...

Но мало научить читать, необходимо научить думать, анализировать прочитанное, оценивать и делать правильные выводы. А для этого с ребенком необходимо беседовать и размышлять вместе. Это тоже непростая задача... С детства помню слова Дидро: «Если человек перестает читать, он перестает думать». Может, я во многом и не согласен с Дидро. Но что ребенка необходимо учить не только читать, но и думать, это точно. Однако, обсудить прочитанную книгу можно только с маленьким ребенком, да и то, не переборщить с этим. С ребенком постарше, тем более с подростком, говорить можно тогда, когда он сам этого хочет. Но дети учатся главным образом на примере. Взрослые слушают новости и обсуждают их, анализируют политические события, говорят о книгах, фильмах, о духовной жизни. Ребенок впитывает разговоры взрослых как губка, тоже учится думать, анализировать. Причем, слышит разговоры взрослых он очень хорошо с другого конца квартиры. Особенно слух обостряется, когда говорят о нем... Так что, если хочешь что-нибудь донести до любимого чада, надо говорить это не ему, а друг другу в соседней комнате. Со временем, способность анализировать поможет ему в жизни, убережет от многих ошибок.

Теперь мы можем доверять сыну больше, не так сильно опасаясь, что он попадет под дурное влияние, увлечется не тем, чем нужно. Позволяем ему самостоятельно искать информацию в Интернете, так как он способен ее проанализировать. Мы видим его трезвенность в духовной жизни и осторожность с информацией. Он сначала оценивает песни, которые слушает, книги, которые читает, с точки зрения их качества, уровня и соответствия христианским ценностям. Доверие подростку вызывает в нем ответное доверие. А это очень важно сейчас, да и в дальнейшем тоже... Он делится с нами своими увлечениями, впечатлениями, что позволяет подкорректировать, если нужно, ситуацию, дать совет, когда он готов его услышать.

Со временем у нашего мальчика появилась новая забава. Дело в том, что учится он не рядом с домом, а ездит из спального района в центр Москвы. Так вот, на обратном пути, он пристрастился заходить в книжные магазины и задерживаться там до вечера. Сначала работники магазина интересовались, «чем помочь». Он задавал вопрос, на который они не в силах были ответить и уходили. Теперь сердобольные продавщицы даже привечают его. Рассказывают о новинках. Говорят: «Правильно, мальчик, читай. Всех книжек не купишь.» Последнее время в книжные магазины он иногда берет и младшую сестру. Она читает так же много, как и он. Придя из школы, наполовину сняв уличную одежду, "зависает" с книгой. Если ей напомнить:

- Ты почему не переоделась?

Говорит:

- А, да....

 Немного продвинется в этом деле вперед, и опять отключается от мира с книгой в руках. Читать мы ей уже запрещаем. Ей с братом многое дается легко, поэтому они достаточно легкомысленны. А вот средняя дочь сильно отличается и от старшего брата, и от младшей сестры. Чтение ей давалось с большим трудом. Зато, ответственности и упорства у нее больше, чем и у брата, и у сестры вместе взятых. К тому же, думать можно учить не только на книгах. Да, мы старались подбирать книги, формирующие сознание и нравственные понятия в рамках не только русской православной литературы, но и мировой христианской культуры. Но книги, это только часть культуры. Поэтому мы старались не пренебрегать и другими формами искусства. Например, показывали фильмы и мультики, подбирали музыку. В советское время кинематографу и мультипликации уделялось большое внимание, поэтому рождались такие шедевры, как «Судьба человека», «Чучело», «Уроки французского», из мультфильмов – «Жил-был пес», «Пиф-паф», «Смех и горе у Бела моря» и другие. Теперь таких шедевров значительно меньше. Деградация в обществе естественным образом отражается на культуре. Что говорить, если даже учителя или дикторы телевидения позволяют себе сленговые выражения. В современном обществе в значительной мере присутствуют элементы разложения. Телевидение, интернет, радио и печатные СМИ делают свое дело. «Сегодня телевидение пытается предоставить людям зрелища, удовлетворяющие мирские интересы,… человеческое любопытство (похоть очей), что ведет к дальнейшему телесному расслаблению (похоть плоти), наслаждению, сладострастию и телесным удовольствиям. А те приводят к гордости житейской, самодовольству, высокомерию, воровству, злоупотреблению и, в конечном счете, убийству ближнего, что является крайней стадией человеческого эгоизма и желания превосходства и власти. Поэтому телевидение по большей части показывает программы со сценами насилия, разврата, преступлений... Постоянно наблюдая различные аморальные вещи, человек оскверняет свой разум. И, когда оскверняется разум, человек страдает, так как оскверненный ум уводит его от Бога», – считает игумен Ватопедского монастыря архимандрит Ефрем.

 Действительно, в наше время лучше не позволять ребенку бесконтрольно сидеть за телевизором или бродить по мировой паутине, а точнее путаться в ней. Лично мы избрали путь ограничения в этом вопросе. Лучше мы сами поставим фильм, который считаем нужным, чем доверим это дело телевизору. Но дети, есть дети. Бывает, что ребенок просто не хочет смотреть фильм, который, как мы думаем, был бы ему полезен. В таких случаях, мы якобы сами хотим посмотреть кино, а ребенка намеренно, но не очень настойчиво, отсылаем делать уроки или помочь по хозяйству. Срабатывает природная «упрямка», ребенок не уходит, а смотрит то, что без нас смотреть бы не стал.

Мы позволяем детям заходить в интернет, но не бесконтрольно. Стараемся, чтобы их внутренний мир формировали не лукавые теле- и радиопередачи, а сами дети, конечно, с нашей помощью, учились думать, чувствовать, отличать вредное от полезного. На сто процентов это не удается, дух мира сего очень силен, и соблазнителен. Благодаря первородному греху и страстям, гнездящимся в сердце, он находит отклик даже в детских сердцах. Однако, надеемся труды не пропадут даром.

Конечно, классическая и христианская литература, а также  кино должны учить детей состраданию и милосердию. Но наши современники не способны воспринимать произведения, "пересоленные" нравоучениями, которые читались детишкам в XIX веке. В то время дети видели столько горя и страдания в жизни, что знали о нем не понаслышке. Сейчас, прямое назидание вызывает у юных читателей отторжение. А именно этим характеризуются современные православные издания. В существующем вакууме книгоиздатели, отчаявшись найти талантливого автора, рады любой детской книге назидательного характера. Но некоторые такие "полезные" книжечки способны ввести родителей в шок. Многие авторы явно не знакомы с детской психологией. Например, желая привить любовь к "братьям нашим меньшим", они могут противопоставлять животным родителей (!), выставляя папу и маму в негативном свете. Что же важней – любовь к родителям или к животным? Другие авторы впадают в экзальтированные фантазии, описывая духовную жизнь, как некое приключенческое, исполненное чудес, времяпрепровождение. Церковь, все-таки, призывает человека идти средним – царским путем, не уклоняясь ни вправо, ни влево. Поэтому лучше всего прививать ребенку чувство трезвенного восприятия окружающего мира в свете христианского вероучения.

Как же научить детей милосердию? Избалованные комфортом и благополучием, дети не хотят сострадать. Но это не значит, что души их очерствевшие. Они остро чувствуют боль близких и друзей в реальной жизни. В литературе должен быть другой подход. Иногда полезнее увидеть другого ребенка в инвалидной коляске, чем прочитать "кучу" книг. Когда в рассказе назидание завуалировано, а захватывающий сюжет увлекает, ребенок не заметит, что его хотят чему-то научить. Таковы книги Лидии Чарской. Их дети (да и взрослые) читают с большим интересом.

Как-то к детям пришли друзья. Мы решили их порадовать, поставили любимые мультики. Наши дети смеялись, а их друзья тупо смотрели в экран и ничего не понимали. Один силился понять, но не мог, другому было ужасно скучно. Он крутился, вертелся, а сбежать было некуда. Просто они воспитаны на других мультиках или западных - вроде «Тома и Джерри», или восточных - вроде «Наруто». Причем, умные же ребята, и учатся хорошо, и чувство юмора есть - смеются же своим шуткам. А мультиков не понимают. Поймут ли они Достоевского, когда вырастут?

Научить чувству юмора нельзя. Оно или есть, или его нет. Но если смотреть или читать произведения с тонким юмором, а не смеяться, когда человек падает лицом в торт, в этом тоже будет свой воспитательный и развивающий (в том числе интеллект) момент. В два годика наша Ксюша смеялась, когда Винни-Пух выдергивал колючки из носа. Чуть постарше - когда пылесос у Карлсона ел плюшки. Потом - над тем, что "никого нет дома", когда дома - Кролик. Теперь все взахлеб читают "Поллианну", смотрят "Сказки и истории" на канале "Радость моя", мультфильм (который и взрослым недурно посмотреть) "Смешарики" и православные фильмы "Притчи". Изображение с юмором своих недостатков позволяет изживать их. Хорошо этому учиться с детства.

Если мать сажает свое чадо перед телевизором, чтобы не мешал заниматься делами, то вряд ли у ребенка выработается изысканный вкус. Не повредится ли личность ребенка, если он имеет неограниченный доступ к компьютерным играм? Сегодня дети получают много информации, но могут ли ее проанализировать, это еще вопрос. Компьютерные игры, телевизор, интернет скорее отупляют человека, чем развивают. Не стоит забывать, что единственными заинтересованными, а потому и ответственными  людьми, в вопросах воспитания, и формирования личности ребенка являются его родители. Другим, по большому счету, до этого дела нет.

Не нужно ожидать от этой статьи готового решения проблемы. И хорошо, что его не существует. Человек, который не боится ошибиться (пусть даже и в воспитании детей), способен самостоятельно реагировать по ситуации - не зависит от наличия или отсутствия готовых решений или того, кто их дает.

Доверимся Богу. Он этого ждет от нас. Доверим Ему наших деток. Он поможет нам найти индивидуальный подход к каждому из них.

Владимир и Александра Малышевы