Идешь себе идешь

Печать

Идешь себе идешь, спелый такой фрукт, все ровненько, тут бац, спотыкаешься и прям лбом о земь. голова болит, тело ломит, душа разрывается. встаешь, смотришь где неровности, а не видно ничего, темно вокруг. вроде цел-невредим, только сердце стучит, наружу рвется, слезы градом. а что, почему, непонятно. стоишь, в себя приходишь. тут кто-то по плечу хлопает, ну что братец, больно тебе? пойдем, есть одно средство от твоей печали.

да вроде уже полегчало, боль приутихла, только внутри не спокойно. ну а что не пойти с хорошим человеком. ну или кто здесь вообще, не видно ничего, темно совсем. где тут что. смотришь, огонек какой-то, пение. так это ж свечка горит, да и не одна, много, возле каждой иконы. вокруг в платочках все, а кто не в платочках тот с бородой, а кто без бороды, тоже здесь, детей много. стоят все, тихо-тихо, только ангелы поют. какие же ангелы, такие же как я, во плоти. Воскресение Христово видевши.. слова какие-то, но так красиво, будто внутри голоса поют. жизнь свою начинаешь вспоминать, что было, что сделано, ладони влажные, на лбу испарина, рассказываешь все, глаза щиплет от слез. стоп! я вслух что ли говорю, стыд то какой.  батюшка за руку берет, ты давай продолжай не отвлекайся, я знаешь ли тоже грешник, похлеще тебя. давеча с матушкой моей так ругались, аж детки расплакались, ну да я обнял ее, так и помирились а что говоришь, больно тебе, так это хорошо что больно, плохо когда не больно совсем, когда сердце каменное. ты приходи еще, мы тут всегда бываем, а еще лучше прямо завтра с утра на службу приходи, Тайн Святых причастишься, зачем откладывать на потом.

выходишь, а совсем не хочется уходить, вернуться хочется. что то произошло, в груди холодеет, а от чего не понятно, домой летишь, будто бы и не идешь совсем. завтра, завтра, а что там завтра-то, а да не важно что завтра, главное не проспать. домой приходишь, ужинать зовут. спасибо я не хочу, мне завтра вставать рано. куда это ты в воскресенье с утра? обычно спишь до вечера. да я, да мне нужно в храм зайти завтра. в храм? умер что ли кто? нет, мне там по делу одному. и рассказать хочется, а что рассказать не знаешь толком. завтра все расскажу, завтра точно все понятно будет.

встаешь не свет не заря, будильник еще не успел прозвенеть, одеваешься и юрк из дома, хочется как вчера, чтобы так же легко и тепло было, чтобы батюшка за руку снова взял и успокоил. заходишь в храм, а там людей еще больше чем вчера. кто стоит, кто шепотом переговаривается. свет еще не горит, видно рано еще, только читают что-то в стороне. стоишь, ждешь, отче наш вычитываешь, зато наизусть уже. холодок в груди не отпускает, аж дыхание сбивается, главное не забыть имя назвать.

за двери выходишь, усталость в ногах, но с улыбкой. батюшка просфору с собой дал после службы. говорит, ешь по утрам до завтрака, понемножку. поздравил с причастием, улыбается, шутит. позвал в следующее воскресенье прийти. праздник там будет какой-то большой.

идешь, день только начинается, и хочется что-то сделать хорошее а не знаешь что, заходишь в магазин, что-нибудь к чаю домой купить. хочется поделиться со всеми, а чем поделиться не понятно, просто легко как-то все, о прошлых ушибах  и не думаешь совсем, хоть и болят они. приходишь домой, светишься можно сказать, добрый, ласковый со всеми, а никто и не замечает. ну и как там? хорошо, служба, причастие было, батюшка вот поклон всем передавал, говорит чтобы все приходили. а, ну и ему привет. вот через пол года пасха будет, тогда и придем, куличи освящать. ты теперь с ними на короткой ноге, хоть стоять в очереди не будем. да я же не об этом, ну ладно, ладно. вроде все по-доброму говорят, но как-то безразлично что ли.
а ты сегодня на день рождения-то идешь? собирались же вчера, ресторан заказывали. ой и правда, сегодня же встречаемся с друзьями, из головы совсем вылетело. как же идти, нельзя сегодня так веселиться-то, и не пойти нельзя. пойду, посижу, чтоб не обижать никого.
день как-то быстро летит, уже к вечеру ближе, туда-сюда, что то делаешь, и как то все утреннее растерялось, вышло все. шишки с новой силой заныли. через час уже встречаемся, а ничего не хочется, хочется лечь и не вставать, прочитать что-нибудь. а вот и ресторан, опять опаздываю, как всегда.

садишься, музыка громкая, шумят все. как дела, все хорошо, да как-то по тебе и не скажешь, не кисни. сейчас развеселишься. тебе чего налить, нет спасибо, я сегодня не могу.. не буду сегодня. ты чего? давай-давай, не говори ерунду, опаздываешь еще. да правда не буду, мне и так нормально. да что с тобой, не порть настроение имениннику, у всех проблемы, давай стопку. слушай я правда не могу, сегодня в храме служба была, причастие.. мне нельзя сегодня. так.. и что? все причащались, знаем, там же вино, так что считай уже выпил. ахахаха. как то не смешно, глупая шутка. не вино это, не так все.. слушай, ты давай не грузи, мы тут все в бога верим, не только ты. только дело это личное, оно у каждого в душе, не надо нам здесь лекции читать. попы твои, церковь, ерунда все это, атрибутика внешняя, вон они все в золоте, у патриарха вообще говорят любовница есть.  бог он у каждого внутри, если что. меня вот тоже родители в храм тащат каждое воскресенье, помешанные. был я там, народу много, все какие-то злые, глаза бешеные, жарко, душно и поп как три меня в обхвате. нет уж, обойдусь без ваших целований рук. я про это много знаю, меня родители лечат уже не первый год, почитай, то, почитай се, пора бы и на исповедь сходить. а мне зачем, у меня грехов то особых нет, так все по мелочи, бог и не заметит даже, мы с ним сами разберемся короче. посуди, что ж теперь и выпить нельзя, веселиться? ты посмотри на этих православных, ходят все забитые какие-то, как будто кадилом приложили. ахахаха. также будешь скоро, ахаха. да не так все, прекратите, там разные люди, и батюшки разные, не смешно все это, это помогает, не знаю как, но помогает, где то внутри, я когда  сегодня.. так все. закончили, не интересно. у тебя ПГМ, страшно за тебя уже, говорю же секта, ты сейчас как мои родители, только лет в два раза меньше. скучно, хватит. давай рюмку, я тебе наливаю, сейчас за именинника будем тост говорить. а я те потом кучу историй расскажу про попов, отобьет всякую охоту, поверь.

сидишь, не понимаешь, что происходит,  все смеются, даже не со зла, просто весело всем, а как-то совсем и не весело. хотелось поделиться со всеми, а никому и дела нет, еще и подкалывают. да я тоже конечно, время не подходящее для этого явно, надо скорее тему менять. а помните в школе перед дискотекой, когда нас завуч поймал, мы курили. ахахаха. ага, Андрюха вон бычок проглотил, чтоб не палиться, ахахаха...

проходит все само собой как-то, никто уже и внимания не обращает, что не пьешь. вот уже и разошлись,по доброму, тепло даже. домой идешь, вспоминаешь как все было с утра. отче наш.. как там дальше. пытаешься вспомнить то состояние, а не получается ничего, и следа не осталось. грустно, мысли возвращаются, боль снова приходит. что дальше делать, и поговорить то не с кем об этом, никто и не поймет, не интересно никому. а может и правда все надуманно, нет ничего, сказки. да нет же, не так все, было что-то, что-то необъяснимое. надо об этом с батюшкой поговорить, он точно знает.

***
идет время и уже живешь с этим необъяснимым, как будто оно всегда было с тобой. друзья и родные уже привыкли к твоим странностям и не пытаются поддеть, да и ты уже не обращаешь на их колкости почти никакого внимания. они же все равно твои, родные, близкие, куда без них. и оказывается вокруг тебя много людей, таких же странных как и ты, которых не было заметно раньше, а теперь ты поздравляешь их с праздником, а они тебя.
а что читаешь? а я сейчас вот эту книжку. да? запишу название, уже не первые раз слышу, что хорошая. а где на Пасху был? ничего себе, может когда-нибудь и я съезжу..

почти ничего не изменилось в жизни, почти ничего. так же отдыхаешь с друзьями, ходишь на работу, сплетничаешь, ссоришься и миришься, ругаешься и просишь прощенья, падаешь и поднимаешься, снова падаешь, стоишь на месте, пятишься назад, разворачиваешься и снова идешь вперед. и опять падаешь, но все равно идешь. потому что ты теперь не один. и даже когда вокруг никого нет и от слез сводит скулы, а от боли сжимается сердце, ты не один. тебе есть за кого держаться, и за тебя есть кому молиться, но главное ты и сам теперь можешь молиться за всех кто тебе так дорог.

                                                                                                                                                                                                                           Глеб Мутовкин